Моей тете исполнилось 75 лет, и сидя у нее со столь же юными ее подругами, мы начали говорить о советских временах, кто-то с сожалением, кто-то с негодованием. Одни сожалели об ушедшей социальной защищенности и уверенности в завтрашнем дне, другие помнили аресты близких, и никак не хотели соглашаться с тем, что это были счастливые и спокойные времена. Тема «37» года как-то сама собой возникла и, видно, зацепила крепко мою жизнь. Я и представить себе не могла, что всего через день после этого разговора я окажусь в роли тех, кто уезжал из дома на «черных воронках».
Отец моей тети, главный инженер одного из московских заводов, по ее словам, очень удивлялся, когда забирали кого-то из его коллег, причем, он свято верил, что тот, кого арестовали, действительно, виноват, а казался таким преданным советской власти. Только когда приехали за его шурином (мужем сестры), он не поверил в его виновность и впервые задумался о том – кто же на самом деле виноват, и в чем? Тот, кто обращал внимание на прошедшие недавно публикации о ЦДРИ, тоже, наверное, подумал, вот и ЦДРИ захватили, сволочи, ничего, до всех доберутся, полиция уже работает!!! Многие, возможно, поверили, что какие-то ужасные монстры налетели и совершили рейдерский захват прославленного Дома. Заметьте, главному рейдеру 78 лет, из которых 43 года отдано ЦДРИ, и с 1996 года директорский пост, который позволял сделать все что угодно в мутной воде девяностых.
Шквал клеветы, обрушившийся на сегодняшнее руководство и Правление ЦДРИ (Центрального Дома Работников Искусств) в прессе, в Интернете, грозит утопить нас всех в грязи, но… к чистому грязь не пристает. «Если не поранена рука человека, он может коснуться змеиного яда, – не опасен яд здоровой руке; только для того безвредно зло, кто сам не творит зло», - гласит буддийская мудрость. А вы, господа клеветники, не боитесь держать в руке ядовитую змею, рука-то поранена…?
Действия с такой откровенной наглостью, циничностью и беспардонностью, говорят о том, что с совестью у сильных мира сего в наши времена также трудно, как и в пресловутом 37-м году. Они всегда говорят языком крыловского волка: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать»!
Однако, давайте по порядку. Я имею честь быть членом Правления ЦДРИ вот уже почти 20 лет. Не помню, сколько из них, выполняю обязанности Ответственного секретаря Правления. И это, оказывается, - преступление, которое позволяет полиции ворваться в 7 утра ко мне в квартиру, перебудив полподъезда, до дрожи напугав 83-летнюю маму.
Можете себе представить, что она пережила, глядя в окно, как после 2-х часового обыска ее дочь ведут к черной машине и увозят… на допрос, пообещав, что, если она не пойдет добровольно, ее препроводят принудительно, т.к. на это имеются, вдумайтесь в это – «законные основания»?! Развлечение, доложу я Вам, не для слабонервных.
Итак, допрос… В коридоре я встретила еще трех членов Правления, доставленных в Следственный комитет Прокуратуры таким же образом. И, если во время обыска, и по пути, два подполковника, приехавшие ко мне, мило беседовали, и, надо отдать им должное, понимали абсурдность ситуации, то в стенах сего благословенного учреждения, все было иначе. Нас заставили сесть по разным углам, и следили за тем, чтобы мы (вот уж весело…) не общались друг с другом!!! Пришел еще один грозный подполковник, ему, наверное, пообещали награду за разоблачение банды особо опасных преступников в составе Народных и Заслуженных артистов России и меня, скромного профессора; и громко крикнул на нас: «Что вы все смеетесь, уголовное дела – это, по-вашему, не серьезно?».
Такое уголовное дело – это предельно несерьезно, юноша! Кому как не Вам знать, насколько это не серьезно, в то же время – предельно серьезно. Ведь это – диагноз, а заболевание называется «моральное падение» тех, кто «заказал» этот спектакль, и тех, кто писал его сценарий! Главное, это все понимают, но продолжают играть, идут допросы членов Правления, дотошный старший лейтенант, пытается запутать и запугать каждого, кто входит в его кабинет. Мне, например, он стал говорить, что, отказываясь давать показания на основании 51 статьи Конституции, я косвенно признаю свою вину, что я вписала в протокол заседания то, чего не было. Он попытался со мной вступить в борьбу в дискуссионном поле, меня же обвиняя, в чем? В том, что посмела не предать, не сбежать, не испугаться? Наивный… Видно плохо учил философию, если не знает, что философия – это школа мышления, а человек мыслящий – человек неуязвимый для манипуляторов, это то, чему я учу детей, «мужеству пользоваться собственным умом», говоря словами И.Канта. Ему надо было, во что бы то ни стало найти зацепку, доказать вину того, кто не виноват… Что ему дадут – повышение по службе, или, наоборот, если не сфабрикует доказательства, что-то отнимут? А потом, он придет домой, и будет учить морали своего маленького сына, если он, конечно, есть или когда-нибудь будет. Что вы можете сказать своим детям, люди участвующие в этих гнусных перфоменсах? Как вы посмеете требовать от них – не лгать, не предавать, не трусить. Вам не страшно за своих детей, господа подполковники, лейтенанты и иже с ними??? Ведь от сумы и от тюрьмы не зарекаются… И еще одна поговорка – не рой другому яму…. Концовку знаете сами?

Лариса Ретюнских, доктор философских наук, профессор философского факультета МГУ, член Правления ЦДРИ.

Вернуться на предыдущую страницу

 

Анонсы и реклама

Для проведения
различного рода

мероприятий, концертов,
спектаклей,
презентаций,
репетиций, корпоративов,

конференций, семинаров
предлагаем помещения
и концертные залы ЦДРИ

К Вашим услугам
Большой зал на 220-250 мест,
Малый зал на 100-120 мест,
Выставочно-концертный
зал (500 кв.м),

Каминная, состоящая из
2 залов и балкона,

Голубая гостиная,
кафе «Горький шоколад»,
музыкальный ресторанчик
«Ассорти»,
театральный буфет-
ресторан «9 муз»
и Бар Каминной


По вопросам сотрудничества
обращаться по телефону:
8(495)624-22-04



Залы ЦДРИ

Банкетный зал

Кафе «Горький шоколад»